Воскресенье
19.11.2017
13:10
КАК ВЫ ДУМАЕТЕ?
Идея о визах в Россию для стран Центральной Азии. Ваше мнение:
Всего ответов: 78
РАЗДЕЛЫ НА ЭТОЙ СТРАНИЦЕ:
ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ В ДВИЖЕНИИ гражданская платформа [18]
региональная программа по продвижению прав трудящихся мигрантов
МИГРАНТЫ и МИГРАЦИЯ [226]
ООН Женщины: Региональная программа по миграции в Центральной Азии
Женский Корпус Мира [5]
ООН Женщины в Центральной Азии и на Южном Кавказе
Альянс женщин Грузии и России [16]
Создан в декабре 2009 года. Цель - оздоровление отношений между двумя странами
Боевая труба [17]
зовет
Двойные стандарты [37]
мы равны, но он равнее
Повод для оптимизма [31]
все же он есть!
Политика равенства [69]
как системное и осмысленное стремление
ПЛОХИЕ традиции [16]
против человека
Практики подавления [50]
Практики сопротивления [117]
Полезная информация [14]
Текущий момент [56]
Экономика: Ж и М [10]
Сказать своё [47]
трибунка
Что вы об этом думаете? [37]
..а нам бы всё хиханьки [25]
серьёзное выражение лица ещё не есть признак ума
Кыргызстан: [132]
2010 и далее
КАРАГАНДА: битва с психологией [7]
история конфликта
Колонка: А. Авганов, сын своего отца [32]
Россия+Таджикистан - авторская колонка сына двух культур
Колонка Дарьи Лис: люди с безграничными возможностями [2]
местоположение автора: Беларусь
Колонка Ларисы Бау: мой незамутненный взгляд [30]
местоположение автора: США
Колонка Светланы Сененко: Ж+М= любовь [12]
местоположение автора: Украина/США
Колонка Светланы Шакировой: расскажу про ФЕМИНИЗМ [4]
местоположение автора: Казахстан
Колонка Самиры Кузнецовой: записки провинциальной девчонки [16]
местоположение автора: Грузия
Колонка Тамары Балавадзе: взгляд психолога-журналиста [32]
местоположение автора: США/Грузия
Колонка товарища Сухова [122]
местоположение автора: Россия
Колонка Филиппа Улановского [8]
местоположение автора: Грузия
Колонка Яны Темиз: заметки с турецкой кухни [3]
местоположение автора: Турция
Колонка Александра Попова: рассказы многостаночника [25]
многостаночник, пролетарий умственного труда
Колонка Саида Чинкейры: чеченец в большом мире [6]
Чеченский театральный режиссёр, журналист. Вынужденно проживает в Европе
Колонка Севиндж Мамедьяровой: Я и Он(и) [2]
журналистка из Баку
Колонка Медеи Гогсадзе: Грузия в контексте [88]
журналистка из Тбилиси
Чеченские журналистки : ЭХО ВОЙНЫ [13]
письма из Грозного
Литтренинг [3]
проба пера
UPD на сайте [57]
внутренний линк
АРХИВ Дело Умиды Ахмедовой, Узбекистан [71]
история судебного преследования 2009-2010
АРХИВ Фатима и муфтий [12]
Русская мусульманка против муфтия Карелии
Форма входа
ВЧЕРА-СЕГОДНЯ-ЗАВТРА
«  Май 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
С КЕМ МЫ ДРУЖИМ: САЙТЫ
  • Старая версия журнала КавкАзия
  • Журнал "Диалог женщин"
  • Сообщество uCoz
  • Gender Museum Украина
  • Gender Channel Украина
  • ГендерМедиаКавказ Грузия
  • Гендерные исследования в Центральной Азии, Казахстан
  • Харьковский Центр Гендерных исследований
  • Белорусская женская сеть
  • Страничка антиглобалисток из Воронежа
  • Детский Сайт, Кыргызстан
  • Российская секция Комитета за Рабочий Интернационал
  • Клуб путешественниц, Россия
  • независимая интернет-газета "Политика", Россия
  • Группа "За феминизм"
  • Журнал «Нет — значит нет»
  • Феминизм по-русски
  • Дорога к свободе. Вопросы гендерного насилия
  • Демагогия. Ру
  • ПРАВОВАЯ ПОМОЩЬ ТРУДОВЫМ МИГРАНТАМ, Казахстан
  • Гендерная страница, Россия
  • Путь Лисистраты. Радикальный феминистский ресурс, Россия
  • ADAM Антигламурный журнал, Казахстан
  • Гендерный Маршрут, Беларусь
  • GWANET Гендер и вода, Центральная Азия
  • ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ, Молдова
  • Женщины мира в Дании
  • KGinfo.ru информационно-аналитический портал
  • Центральная Азия: Ассоциация ремесленников
  • ГОЛОС ЖЕНЩИН: объединение свободных организаций, Россия
  • МАМА СОЛО, Украина
  • ПРОФСОЮЗ трудящихся-мигрантов, занятых в строительстве, жилищно-коммунальном хозяйстве и смежных отраслях Россия
  • Дайджесты новостей по миграции Центральной Азии
  • ЖЕНЩИНА и ПОЛИТИКА, Армения
  • ВИРТУАЛЬНЫЙ РЕСУРСНЫЙ ЦЕНТР для НКО, Россия
  • Гендерная страница, Россия
  • С КЕМ МЫ ДРУЖИМ: БЛОГИ
  • Васко да Гала
  • Шупака
  • Светлана Сененко
  • Пепсиколка
  • Фото-сайт Анны Богуш
  • Наталья Биттен
  • Фото-сайт Гоги Цагарели
  • Яна Темиз
  • СМОТРИТЕ, КТО К НАМ ПРИШЕЛ!

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    ПОИСКАТЬ НА К@вкАзии
    ХРОНОЛОГИЯ ОПУБЛИКОВАННОГО

    К@вкАзия

    Главная » 2012 » Май » 1 » на войне как на войне
    19:32
    на войне как на войне
    КАК МЫ ХОДИЛИ ЗА ХЛЕБОМ
    в гражданскую войну

    Алексей Авганов, Россия/Таджикистан
    фото Вики Ивлевой, Россия

    Недавно увидел телевизионную передачу «Слово за слово», в которой на полном серьезе обсуждался вопрос: был ли в Таджикистане геноцид русских?! У меня, сына русской женщины, очевидца и участника событий 90-х, нет слов! Но я все же скажу. В истории, изложенной ниже, нет ни слова художественного вымысла, а тем более лжи! Клянусь своей седой бородой и мужской русско-таджикской честью. Если я вру, пусть меня постигнет презрение великих народов – русского и таджикского.

    На моей многострадальной Родине, начиная с 1992 года шла гражданская война, жить было очень тяжело. Наш большой брат Россия была в огне перемен, все экономические связи развалились, царил беспредел, который всегда сопровождал все революции и гражданские войны.
    Я в то время жил в Душанбе, в центре города, в тихом переулке, на задворках Министерства финансов, в двухэтажном доме с фанерными потолками. Наш переулок был настоящий тихий центр. Этому способствовало то, что переулок был глухим, без прямого проезда. Был боковой проезд, который вёл к Сельхозтехнике и городской прокуратуре, транспорта было мало, домов в проезде всего пять, максимум четырехэтажных.
    В то время, которое я хочу описать, стоял холодный, бесснежный январь. В город под командованием Сафарали Кенжаева (ягнобца, бывшего прокурора по железнодорожному транспорту, будущего спикера парламента Республики, убитого впоследствии террористом), и Рустама Абдурахима (полевого командира, позже убитого и сожженного оппозицией в топке), вошла группировка, задачей которой было: отстоять Республику от засилья исламистов. Прорвавшись в город, они заняли Дом Радио и оборонялись, ожидая подхода будущего председателя Народного фронта, отца нашей демократии, Сангака Сафарова, земля ему пухом!
    Оппозиционеры установили по центру средней аллеи улицы Ленина крупнокалиберный пулемёт и постоянно простреливали всю улицу от Верховного Совета до кинотеатра «Ватан». Я жил примерно посередине этого участка. Хлеба не было несколько дней, моя мама была в Рязани, дочь с женой тоже, отец жил на Профсоюзах, в нескольких остановках троллейбуса от моего дома. Транспорт не ходил, бензина не было. Второй хлебозавод находился недалеко от моего дома, примерно в километре.
    Я решился, надел халат, подаренный мне на одном из туев, трёхцветный, красно-бело-зеленый, чабанский… Борода у меня была наполовину седая. Выйдя в переулок, увидел соседок, их было пятеро или шестеро. Кроме семьи Сангиновых и Гени Литвиновской, в моём переулке в то время жили исключительно русские люди.
    Увидев меня в халате, тётки запричитали: Алексей на войну что ли забирают? Я ответил, что хочу за хлебом сходить, на завод. Они всполошились. Я пошел по направлению к улице Ленина. Сзади услышал крик "Леша, постой!” Меня догнала одна из соседок «Возьми нас с собой»! Я согласился, мы стали ждать остальных. Через несколько минут они подошли, все повязали платки, взяли сумки. Я шел в резиновых галошах на шерстяной носок. До улицы Ленина было метров 60. Мы прошли помойку, контору "Сельхозтехники ", приемную прокурора города и вышли к улице Ленина.
    Пулемет не смолкал, изредка в магазине попадались трассирующие пули и тогда перед нашими глазами проносились огненные шмели, которые были отчетливо видны даже днём, а было часов 11 утра. Пулемет бил беспрерывно. Я не военный, хотя и сын военного, но понял: стреляли не прицельно, а, так сказать, для острастки. Судя по трассирующим пулям, высота их полёта от земли была на уровне груди взрослого, среднесортного человека, где то 120-130 сантиметров от земли, и не менялась. Пауз у пулемёта почти не было. Нагнувшись, я продвинулся к дороге. В бетонном лотке обочины на спине лежал молодой парень, на груди его паспорт, на открытой странице было указанно… узбек, место рождения: Регар.
    Вернулся к тёткам, они сидели около большого чинара под стеной Министерства сельского хозяйства, лица не испуганные, но потемневшие. На немой вопрос, что и как, я промолчал. Пулемёт затих, и мы, пригнувшись, пошли к дороге. Улица Ленина состоит из двух тротуаров, двух полос движения, разделенных еще одним тротуаром и зеленой зоной по обеим сторонам от него, именуемым в простонародье "средняя аллейка”. Общая ширина улицы с проезжей частью метров 30-40. На противоположной стороне улицы - центральный гастроном. Пригибаясь, мы перебежали улицу. Пулемёт заработал за нашими спинами, тётки перекрестились! Перед нами возвышался оперный театр. Пройдя вдоль гастронома, мимо ресторана "Памир”, у входа в гостиницу увидели человека в защитной форме. Он стоял за колонной, украшающей вход в гостиницу «Дом колхозника», на одном колене, в левой руке автомат, который прикладом опирался на мраморный пол. Повязка на голове бойца была белого цвета, парень внимательно смотрел в сторону крыши института "Гипрострой”, находящегося наискось через дорогу. Услышав шаги, он обернулся к нам, не выказав никакого удивления. По внешнему виду, акценту, я понял – памирец… Прожив и проучившись в Хороге несколько лет, я легко отличал этих парней и знал наизусть этот неповторимый, непередаваемый, певучий акцент.
    «Царанг!» – поприветствовал я. Взглянув на меня усталыми глазами, он ответил: «Куда?» - «За хлебом на завод». Оглядев моих спутниц и ощупав меня с ног до головы, он крикнул в открытую дверь что-то по-памирски, выслушав ответ, сказал: «Идите, но на крыше, напротив, другие люди, спросите разрешения у них» - и вошел в здание гостиницы. Подойдя к крайней колонне и оглядевшись, я окликнул: «На крыше?» Появилась голова в красной повязке и с характерным кулябским акцентом спросила меня: «Куда?» За хлебом, ответил я. Один? Нет, с женщинами. Выйдите на открытое место. Мы вышли из-за колонн на дорогу между кинотеатром, «Дом Колхозника» и диетстоловой, в которой в студенческие годы работал мой друг Гера, немец, футболист и, вообще, хороший парень. (Гера! Где ты, дорогой? Жив ли?)
    Оглядев нас, голова заставила меня снять халат, а женщин вывернуть все сумки. Национальность женщин и мой патриотический, чисто кулябский халат, судя по всему, успокоили голову и она разрешила нам идти дальше. Мы двинулись вдоль стены института, затем треста "Сантехмонтаж”, школы трудновоспитуемых детей, дома Валамат-зода и вышли на поселок "Стандартный”, где был салон "Бахт” для новобрачных, и, наконец, хлебный магазин. Перейдя, согнувшись в три погибели, улицу Красных Партизан, вышли на прямую дорогу, которая вела к хлебозаводу, до него оставалось 200-300 метров. Впереди не было видно ни души, и я засомневался: работает ли завод?!
    Мы шли по тротуару, улица тихая, дома частные, машин не видно, людей тоже, собаки молчали. С перекрёстком около хлебозавода было связанно очень много в моей прошлой жизни. Пойдешь направо - моё родное общежитие Политехнического; чуть ближе квартира, на которой я жил первый год после поступления в институт; налево - квартира, где я жил на квартире в семье бухарских евреев Мулокандовых позже; а чуть дальше, на Шота Руставели, 35 - дом отца моей бывшей жены Наташи. Историческое для меня место, можно сказать. Но нам надо было прямо. Мы подошли к хлебозаводу. У стены на корточках сидело человек восемь памирцев, молодых, бородатых, хорошо экипированных, с автоматами. На другой стороне улицы за деревянным забором, около большого недостроенного дома стояла толпа, было тихо. В основном толпа состояла из женщин с детьми и стариков, молодых мужиков и парней видно не было. Мне было за 50, я был с бородой и на сколько лет выглядел, не знаю.
    Наша группа вызвала оживление. Старики степенно жали мне руку, прикладывая правую руку к сердцу и поглаживая бороды. Я видел, что они чувствуют и воспринимают меня, как русского и не стал никого разубеждать, ведь в этом есть 50% правды. Женщин моих, русских, окружили, обнимали, гладили и целовали, было до слёз радостно и приятно.
    Нам доходчиво объяснили: ждут хлеб. Народу было человек 500, если не больше. Ребята с автоматами встали и разошлись, образуя полукруг, в середине которого были мы. Ворота завода открыл один из них. Из ворот выехало 3 или 4 машины с будками, на которых было написано: ХЛЕБ!!! Машины развернулись к нам задом, водители вышли и подошли к задним дверям будок. Автоматчики подняли оружие вверх.
    Когда открыли дверцы фургонов, внутри стали видны деревянные лотки, полные хлеба. Хлеб был горячим, запах ударил в нос. Над толпой пронесся вздох и, она двинулась к хлебу. Стало тесно и душно, несмотря на мороз. В уши ударила автоматная очередь, потом еще и еще. Один из автоматчиков залез на что-то, чтобы его было видно, и на русском языке объяснил: "Надо приготовить деньги, потом будет хлеб”. О деньгах я совсем забыл и, кроме носового платка в кармане тренировочных штанов, у меня ничего не было. Деньги в обиходе были советские, других тогда еще не напечатали. Я обернулся к своим товаркам: деньги!? Они протянули мне деньги. Стойте здесь, а то задавят! И я двинулся в кучу.
    Примерно лет в 45 я бросил пить и курить. Я познакомился с парнем, его звали Дима, несмотря на разницу между нами в 20 лет, мы дружили. Он окончил Ленинградский университет, был рожден от таджика и полячки - брат мне по крови – он-то и приобщил меня к культуризму. Я стал заниматься регулярно и во время описываемых событий жал лёжа 95-100 кг и был в неплохой форме. (Дима, привет тебе и сто лет жизни!) Короче, я считал себя крепким мужиком и был уверен в себе. Меня смяли и отбросили, как щепку, стоял гул и стрельба. Пробиться к машинам я не смог. Подумав, подошел к одному из автоматчиков и в момент, когда он менял магазин, попросил: помоги?
    Ты с русскими женщинами пришел? - спросил он. Сам откуда? Я, глядя в его глаза, сказал, что я шурабадский! Он улыбнулся. Не ври, ты русский! Подняв автомат, выстрелил из подствольника в стенку недостроенного дома. Звук привлёк внимание водителя ближайшей к нам машины. Показав ему наши деньги, он кивнул на меня, показав на пальцах один поддон. Водитель кивнул. До меня от него было метров 12. Он бросал буханки, а я ловил, толпу отсёк автоматчик с деньгами. Всего я выловил 16 буханок черного, горячего хлеба. Складывать было некуда, и я сложил хлеб кучкой на асфальт… Ко мне уже бежали три моих спутницы, волосы их растрепались, при стрельбе они петляли и приседали. Сложив хлеб в сумки, мы пошли восвояси. Сзади гудела толпа, издалека мы стали различать отдельные фразы, судя по голосам, кричали в основном дети и женщины: просили хлеба.
    На обратном пути приключений почти не было, кроме того, что мы отдали буханку хлеба памирцу с автоматом. Нам с институтской крыши спустили бечевку, а я привязал на неё буханку, предварительно завернув её в кусок картона, поднятого с земли - хлеб был горячий, мягкий и легко сминался бечевой.
    Пулемет, как ни странно, отдыхал! Как опытные разведчики, мы перебежками преодолели огневой рубеж. Стали прощаться у моего дома, разделив хлеб. Все без исключения меня поцеловали и погладили. До этого я прожил здесь почти 30 лет, знал их в лицо, встречался почти каждый день, а за 3 часа похода за хлебом узнал их всех заново, как и они меня. После этого при любой встрече они целовали, гладили меня и, глядя мне в глаза, … и плакали.
    P.S. Русские люди, мы, таджики, как любили, как уважали вас, так и любим, так и уважаем до сих пор. Этому научили нас отцы и деды, меня этому научил мой 90-летний отец. А любить Таджикистан нас учить не надо, это заложено в наших генах. Тот, кто не хочет понять, что нам, таджикам и русским, не жить, друг без друга - или дурак, или враг.
    Категория: Колонка: А. Авганов, сын своего отца | Просмотров: 575 | Добавил: Gall | Теги: Таджикистан | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]